улыбчивая

1enchik


То, что творится в Душе...

внутренний мир и немножко внешнего


Previous Entry Share Next Entry
Выборы 4 марта. Василеостровский район.
улыбчивая
1enchik
Оригинал взят у ne_matros в Выборы 4 марта. Василеостровский район.
Не буду оригинальничать в общей оценке увиденного: это пиздец.

Прочитайте до конца. Особенно - подумавшие, что "обойдётся без нас" и "всё равно будет, как они захотят", и те, кто на выборы вообще не пошёл. Гайз, у нас немного не то положение, чтобы по кухням и бложекам просто трепаться за "плохую власть". "Тёплая Европа", когда ей кажется, что власть зарвалась, поднимает задницу и укатывает площадь перед парламентом помидорами (как было во Франции при попытке не поддержать местных фермеров). И потому становится и остаётся "тёплой Европой". Политика превращается в грязное дело тогда, когда она никому, кроме политиков, не интересна.

Девиз дня: я знал, что всё плохо, но не знал, что настолько. Девиз не мой, я просто подписываюсь.

Наша мобильная группа объехала участки 78, 135, 142, 110, 86, 89, 105, 106 и ещё один очень интересный участок 160, помогая наблюдателям, улаживая конфликты и составляя жалобы. Мы - это юрист в лице меня, водитель Володя, врач гематолог, и оператор Саша, в мирное время рисующая мультики.

Везде (99,9%) было отношение к наблюдателям как к провокаторам и молодым долбоёбам, мешающим работать честным людям. Примерно к середине дня даже я чуть было не почувствовала себя угнетателем мирных бабушек и террористом совестливых избиркомовцев. При том, что я, как на работе, настроилась улаживать конфликты мирным путём, они ведь происходили на почве полного незнания законов и общей нервозности.

А теперь - мясо, господа. 


Участок № 160. Малый пр. ВО, 68, ГУДП «Центр».

Ровно в 8:00 мы уже были на первом объекте, где, по данным коллцентра, находился фальшивый участок № 160. Естественно, никакой информации об участке на здании не висело, всё было закрыто. К нам вышел охранник и сказал, что никаких участков тут нет, руководства нет (ещё бы, воскресенье, восемь утра), и он ничего не знает. Саша снимала всё на камеру.

Внезапно к нам подошли двое, один - представитель КПРФ, другой - Справедливой России. Они узнали об этом фальшучастке раньше, подали жалобу в районную прокуратуру, там жалобу отказались принимать, пошли в городскую прокуратуру, там зампрокурора сначала притворилась не собой, потом вообще растворилась.

Мы уговорились обменяться информацией, и позже представитель КПРФ позвонил мне и сообщил, что на самом деле в актовом зале ГУДП «Центр», где типа должно проходить голосование, никого нет, но участок № 160, тем не менее, существует, и там проголосовало около 5000 (пяти тысяч) человек, сами понимаете, за кого. Ну примерно так.

Участок № 78. Средний пр. ВО, 31, Лицей № 30.

Наблюдателей на подпускают близко к урне. Сидят молодые люди, лет около 20, кучно, в торце длинного помещения, оттуда урны не видно. Общаемся с председателем УИК, его комментарии варьируются от "у меня сейчас другие задачи" до "они мешают волеизъявлению избирателей". "Мы-то знаем, какая у вас цель: устроить скандалов побольше", сказал председатель. Ребята написали жалобу председателю УИК (как первой инстанции), жалобу приняли, но реакции ноль, ни положительной, ни отрицательной. Написали жалобу в ТИК, но отвезти её некому. Мы взялись отвезти, но сначала я села писать подробный акт на тему оставления жалобы без реакции. В процессе составления акта (как положено, в двух экземплярах, с отступами, циферками и выдержками из ФЗ) два наблюдателя волшебным образом были допущены ближе к урне. Жалобу мы всё равно забрали и повезли в ТИК № 2.

ТИК № 2. Большой пр. ВО, 55.

В ТИКе жалобу отказались принимать вапще совсем. Нам в три голоса хором стали объяснять, что ЭТО - не нарушение, что мы тут мешаем работать, что они не уполномочены, что сейчас другие задачи, что мы - провокаторы, и газета, от которой нам выдали карточки прессы, вообще пойдёт под суд за клевету. Клеветой оказались сообщения о фальшучастках на ул. Беринга (Смоленское кладбище): участки №№ 152-158 были для голосующих в Антарктиде полярников, моряков на исследовательских кораблях и пр., просто они были зарегистрированы на Беринга, потому что там Арктический и антарктический научно-исследовательский институт. А про участки № 160 и на Балтийском заводе - тоже клевета. И если мы хотим бороться с реальными вбросами, то нужно идти в магазины "Пятёрочка", там продукты просроченные (НЕ спрашивайте). Жалобу так и не приняли.

Участок № 135. Ул. Кораблестроителей, 37, корпус 5, гимназия №586.

Там наблюдатели заметили, что сброшюрованные листы со списками избирателей не пронумерованы, и в конце каждой книги есть чистые страницы. Мы засняли это дело. Оба наблюдателя то и дело были под угрозой удаления с участка (что было практически везде). Прибежал какой-то представитель ТИК, начал давить на наблюдателей. Например, председатель избиркома хотела отправить одного из наблюдателей на выездное голосование, потому что девушка ещё сидела более-менее тихо, а парень был тру-вдохновлённым и строчил жалобы буквально на все нарушения. Отказ наблюдателей хотели расценить как неповиновение председателю УИК и удалить наблюдателей нафиг. Девушка предложила, чтобы на выездное голосование поехал наблюдатель от ЕдРа, и представитель ТИК сразу оценил это как давление на комиссию и повод для удаления. К сожалению, ни отказ идти по домам, ни предложение девушки не сочла поводом для удаления я.

Вольно, очень вольно у нас трактуют закон. И как-то нервно.

В конце концов представитель ТИК, которого коллцентр отрекомендовал мне неостановимым страшным хамом, определил меня в "самую вменяемую на этом участке" и предложил идти по домам оператору Саше, с чем и ушёл. Я, естественно, пошла с ней.

Так мы и ходили два часа, и это не растянулось на дольше, потому что жили все заявившие в одном длиннющем доме. Немощные, больные, а иногда уже и ничего не соображающие бабушки голосовали за Путина, только две - за Прохорова, одна из них - бывший постоянный УИКовец. Мы сверили количество унесённых на выездное голосование и принесённых обратно бюллетеней, составили акт, расписались, уехали со спокойной душой. Председатель - уже другой после выборов 4 декабря - милая женщина, и мы как-то видели разницу между нарочными фальсификациями и простым незнанием формальностей.

А ночью выяснилось: председатель и его зам покинули УИК с незаполненным, но подписанным протоколом, т.е. нет копии. Все зафиксировано на видео. Председатель мотивировал свои действия тем, что ТИК недоволен результатами голосования.

Участок № 142. Ул. Кораблестроителей, 42, корп. 2.

У наблюдателей всё мирно. От ЕдРа - ходят курить, от Яблока - сидит, как гвоздь.

Участок № 110. Ул. Шевченко, 36а.

Наблюдателей зашугал председатель УИК, они с минуты на минуту ожидали удаления. И здесь тоже уже были составлены жалобы, которые народ собирался относить в ТИК.

Участок № 86. Большой просп., ВО, 65.

Постоянные трения между председателем УИК и одним из наблюдателей. Едва я отвернулась - оператора Сашу председатель тут же утащил на разборки, чево это она тут снимает своей камерой. Надо сказать, председатель подошёл к вопросу о съёмках очень творчески: поставил границу на участке, дальше которой снимать нельзя, повесил выдержку из федерального закона (неизвестного) и закона "О персональных данных", по которым якобы нельзя снимать фото и видео на выборах, чем полностью наплевал на постановление ЦИК и собственно закон "О выборах Президента РФ". Общаться с человеком было невозможно: передёргивания, игнорирование фактов, игнорирование закона, давление, и много, просто океан "воды". Я прервала Сашины попытки убедить его в чём-либо и мы сели писать жалобу. В этом нам постоянно мешала девушка наблюдатель от ЕдРа, ноя о том, что мы заняли её место (при наличии других свободных мест тут же за столом), и глядя на нас, как смотрит первая оторва в классе на очкастых ботанок.

Участок № 105. Ул. Опочинина, 10.

Пришла откуда-то извне женщина, устроила скандал, что в её доме не 45 квартир, как указано в списках избирателей, а 90, вырвала лист из списков и убежала. Наблюдателям сначала не давали сверить списки по второй копии, потом всё уладилось.

Участок № 89. 2-я линия В. О, 43.

Наблюдателя примерно в 19:40 удалили с участка и не позволили присутствовать при подсчёте голосов.

Участок № 106. Ул. Опочинина, 35.

Наблюдателя в 19:48 удалили с участка и не позволили присутствовать при подсчёте голосов. Удалили потому, что на участок явился ещё один наблюдатель якобы от СРов, и председатель УИК радостно удалила обоих. Внезапно пришедший второй наблюдатель был замечен на нескольких участках незадолго до конца голосования, со всех этих участков настоящие наблюдатели от СРов были удалены.

И вот приехали мы к запертым воротам школы и увидели миниатюрную девушку Таню 19 лет от роду, того самого удалённого наблюдателя от СР. Председатель была очень милой весь день, но к вечеру внезапно решила удалить Таню из-за прихода второго "наблюдателя" от той же партии, самого "наблюдателя" никто не видел, Тане не показали решение об удалении, полиция вежливо, но настойчиво проводила её до выхода из школы, где Таня увидела мирно уходящего восвояси второго "наблюдателя от СР". Таня спросила, почему удаляют их обоих, но полиция не пустила её выяснить этот вопрос, "потому что уже 20:01". Таня всё удивлялась, почему никто из наблюдателей от других партий никак не отреагировал, и только парень от ЕдРа ей сказал "пиши скорее жалобу".

И снова ТИК № 2. Большой пр. ВО, 55.

Уже совершенно другое помещение, куда нужно заходить через дворы. Необорудованная комната, посередине - стол, сваленная макулатура и пустые ящики. Мне то и дело звонили и просили помочь составить жалобы наблюдателям, которых валом выгоняли с участков ближе к 20:00. Народ приезжал, мы писали жалобы, стоя на лестнице.

Приехал председатель ТИК, нервно всех разогнал, начал "готовить рабочее место". На вопрос одного из водителей других мобильных групп о фальшивом участке на Балтийском заводе (где "проголосовало" около 2500 - двух тысяч пятисот - человек) снова начал говорить о провокациях и судах за клевету.

Составленные нами жалобы в конце концов приняли, даже поставили входящие номера. Одну - с участка № 78 - принимать отказались наотрез. Ну да не беда, есть ведь почта.

****
Мы вышли на улицу, изрядно похолодало. Я, оператор Саша, Таня и женщина от СРов стояли у входа в администрацию, чуть поодаль от полиции. Сюда председатели УИК привозили протоколы голосования, потом несли их в ТИК, где председатель принимал и расписывался.

Наблюдатели, которых не удалось выпроводить с участков, сидели аж до пяти утра, пытаясь получить копию протокола. Много народу удалили с участков, в Адмиралтейском районе возле ТИК стояла сотенная толпа выгнанных наблюдателей с жалобами. Кое-где даже на это не заморачивались: председатель УИК просто исчезал вместе с протоколом или увозил с собой чистый протокол без подписей.

Смотрите сами.

Приехал Георгий Мажуга, бывший наблюдателем на избирательном участке № 75. Очень огорчённый.

altsarev в адском Адмиралтейском районе тоже мотался юристом с мобильной группой и охуевал.

Большинство наблюдателей, как я заметила - 18-23 лет, знают закон, но у них нет привычки давить, как у их оппонентов, и у многих нет спокойной уверенности при давлении со стороны. Они активны, оператор Саша (младше меня на восемь лет) старалась помочь везде, где можно, мы с ней сделали гораздо больше, чем сделала бы я без неё.

Повально все УИК не знают закон либо толкуют его превратно. Раз есть вэбкамеры - наблюдатели не нужны, или нельзя снимать фото и видео, или нельзя стоять ближе к урнам, вы ведь загораживаете обзор для вэбкамер. Правда, во время подсчёта голосов и заполнения протокола эти вэбкамеры странно отставали часа этак на полтора, не показывая картинку в реальном времени, т.е. подсчёт голосов уже шёл, а камеры показывали, что ещё даже не сдвинули столы. Члены УИК почти везде воспринимали молодёжь как помеху, провокаторов, желающих устроить возможно больше скандалов на пустом, как казалось УИК, месте. На помощь более-менее мягким председателям УИК приезжали якобы члены ТИКа, см. эпизод про 135-ый участок.

****
Один из главных пунктов: "А ЧТО ТАКОГО-ТО". Что такого в не пронумерованных или не подшитых списках, что такого в неточном заполнении документов, и так далее.

Второй пункт: "тут я председатель УИК, и я решаю, какие правила действуют на моём участке". Неважно, что там написано в законе, его истолкуют по-своему или вообще не дадут сказать о нём. Неважно, что имеют или не имеют права делать наблюдатели, раз я чувствую к ним неприязнь.

Третий пункт: "вы - провокаторы и мешаете работать". Это везде, в ТИКе в том числе. Буквально первая фраза - "да что вы всё..". То есть люди, пытающиеся сделать по закону - помеха. У меня возникло ощущение, что это нарочитая линия: выставить наблюдателей пустозвонами, скандалистами, провокаторами и подорвать доверие к их словам и написанным жалобам. Буквально красной нитью везде: "вы хотите только скандалов". Вас пнули, а вы вызвали юриста - вы хотите скандалов. Вы обнаружили несуществующие участки - вы хотите скандалов. Не раскачивайте лодку, да. Когда мы подходили к одному из участков, кто-то буркнул недовольно "о, блогеры пришли". А что будет, когда я выложу слайды..

***
Когда мы мёрзли вечером у здания администрации, я подумала, что у нас было бы другое государство, если бы наблюдатели не опасались полиции, не стояли бы перед закрытыми дверями ТИКа, боясь даже пытаться проникнуть внутрь, и нам не говорили бы бывалые партийцы "вы у входа в ТИК камерами не светите, вы - девочки молодые, не портите здоровье, да и зачем вам сейчас в обезьянник". Если бы мы, наблюдатели и причастные, могли вместе с полицией пройти в ТИК, если бы знали, что нам ничего не грозит за наши действия по закону, а фальсификаторы сядут, у нас было бы другое государство. Если бы мы, четыре девчонки, не мёрзли одни у дверей ТИКа, пока остальные наблюдатели мечутся с жалобами и коллцентр собирает "последних из могикан", а могли бы прийти с той же полицией и собрать доказательства, у нас было бы другое государство. Которого нет.

Пока что есть очень немногие люди, готовые потратить время и силы (в том числе от собственной работы), чтобы действовать. Я среди них была не самая активная, не самая продвинутая или умная. Мне казалось, что мои действия всё равно ничего не изменят, что я выкладываюсь зря, и что той кондовой массе, которая у нас зовётся "властью", ровно по барабану все мои усилия. Хорошо, что есть упёртая молодёжь, которой я могу помочь юридически. Один на один с ЭТИМ я бы не справилась. Причём, несмотря на нервы и многие физические неудобства, мой организм очень толерантно отреагировал и не стал устраивать обмороков, аллергий и прочих радостей. Знаете, почему? Я чувствовала поддержку, что я не одна, как в других ситуациях моей жизни.

Бабушка на 135-ом участке, обнаружившая, что её который год нет в списках избирателей, сказала нам: "Я уже давно заметила все эти фальсификации, и писала, и жаловалась, и никакой реакции. А сейчас все заметили и стали больше говорить об этом, обращать внимание".

Вот кабы мы не просрали очередную возможность "обратить внимание".

Те, кто достаточно умен, чтобы не лезть в политику, наказываются тем, что ими правят люди глупее их самих. (с) Платон.

И, если это не противоречит вашим религиозным убеждениям, плиз:

Если противоречит, я не обижусь.

Пусть хотя бы знают, что творится на местах.


  • 1
Насчёт нарушений почти ничего говорить не буду: нарушают такие же люди, как мы, и начинать нужно, прежде всего, с себя. Хотя бы не переходить улицу на красный свет.
А про наблюдателей — в том, что они мешают, есть доля правды. Во-первых, я на выборах встретил свою школьную учительницу, она тоже на них жаловалась. А во вторых — я нормально опустить бюллетени в урны так и не смог, т.к. рядом с одной стояли и что-то между собой обсуждали как раз два наблюдателя, мешая подойти (это и на фото видно). Еле дотянулся.
моё голосование

Ой, кат ведёт в исходную запись, Лен!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account